Современные игрушки: как супергеройская мифология влияет на развитие детей

Печать E-mail
25-10-2019 08:28 | RDT-INFO.RU

Телеканал «ОТР» снова поднимает тему современных игрушек. В этот раз эксперты и они же гости программы «Отражение» поговорили о том, как супергеройская мифология влияет на развитие детей.

16175 1

В числе гостей руководитель Московского государственного Центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек Московского городского психолого-педагогического университета Елена Смирнова и президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями, член Общественного совета при Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка, заместитель Председателя общественного совета при Уполномоченном по правам детей в Московской области Марина Семенова.

Александр Денисов: Сейчас, сейчас поговорим. «Супергерои похитили детей». Еще Чарльз Диккенс говорил, что «миссия Америки – опошлить вселенную». Ну миссия удалась, судя по тому, что российские дети не выпускают из рук всех этих Batman, Deadpool, Spider-Man. Без помощи Интернет-учителей с ними не разберешься, как играть в этих героев из бесконечной голливудской мифологии. Сейчас посмотрим один из выпусков популярного YouTube-канала, там как раз и рассказывают, вот вы видите, как играть в этих героев, что за характеры, какие у них атрибуты, как все это называется, вот видите, они стреляют друг в друга. Давайте послушаем.

Александр Денисов: Вот «шест бо», что это такое, мы так и не знаем.

Анастасия Сорокина: Ну и чтобы вы не решили, что мы перебарщиваем с «опошленной вселенной», еще один пример. Этот мир голливудских супергероев захватил нас настолько, что уже фестиваль такой поп-культуры проходит, называется он Comic Con. Традиционно проходит ежегодно в Америке, а теперь и в Москве в «Крокусе».

Александр Денисов: Чем мы хуже?

Анастасия Сорокина: Чем мы хуже, не должны отставать. Фестиваль для желающих погрузиться вообще с головой в эти игрушки, комиксы, компьютерные игры.

Александр Денисов: Ну вот такие «красавчики», надеюсь, вам они о чем-то говорят.

Анастасия Сорокина: Ты не фанат, да, не увлекаешься этими?

Александр Денисов: Нет, кого-то я знаю, кого-то нет.

Анастасия Сорокина: Не признал.

Александр Денисов: Я определил «Людей Икс», а ты всех определила?

Анастасия Сорокина: Нет, не всех.

Александр Денисов: Значит, ты непродвинутая, я тоже.

Анастасия Сорокина: Мы отстаем, Саш.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Надо разбираться, поговорим сегодня.

У нас в студии прекрасная гостья: Елена Олеговна Смирнова, руководитель Московского государственного центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек Московского городского психолого-педагогического университета.

Александр Денисов: Да, как раз вот через ваши руки-то и проходит все вот это добро. Елена Олеговна, вы узнали вот этих героев, о которых мы только что показывали?

Елена Смирнова: Нет, не узнала.

Александр Денисов: Вообще не узнали?

Елена Смирнова: И этих героев представляют не дети, а взрослые, и такие вот игрушки найти не так просто в магазине.

Александр Денисов: Все полки ими завалены, вы удивитесь.

Елена Смирнова: А?

Александр Денисов: Все полки завалены вот такими игрушками, вот всеми вот этими.

Елена Смирнова: Ну не знаю, наряду с этими есть и вполне приличные игрушки.

Александр Денисов: Хорошие, да?

Елена Смирнова: Да, конечно, просто надо выбирать их правильно. Как раз наш центр помогает выбрать те игрушки, которые способствуют игре и которые не несут какой-то агрессии.

Александр Денисов: А вот это плохие игрушки, которые сейчас?

Елена Смирнова: Ну, в общем-то, естественно, те игрушки, которые так искажают человеческий образ и в которых ярко выраженная агрессивность, ничего хорошего в них нет.

Александр Денисов: Почему?

Елена Смирнова: Ну именно потому, что они несут агрессивность. Хотя дети играют все равно в свои игры, и образ игрушки не так уж страшен. Мы проводили исследования с такими, с этими «монстрами», и дети, которые не знакомы с этими сюжетами, играют с ними, как с обычными куколками: кормят, одевают, купают, водят гулять, иногда они ссорятся, мирятся, это понятно. Но сама кукла не несет определенного сюжета, равно как эта кукла не может развратить ребенка или, наоборот, его воспитать.

Анастасия Сорокина: Но мультфильмы, в которых эти персонажи участвуют, ведь, как правило, в магазинах продаются игрушки, даже, мне кажется, иногда снимают специально какие-то сериалы, лишь бы запустить вот эту потом линию производства трусов, футболок… Они, кстати, в магазинах гораздо дороже стоят, чем простая, скажем, футболка без этого супергероя.

Елена Смирнова: Да, совершенно верно. Эти герои приходят из мультфильмов, из той субкультуры, главным образом видеокультуры, в которую погружены наши дети. А игрушки только отражают это.

Анастасия Сорокина: Вот наши дети погружаются в американскую субкультуру, в этих супергероев, вот в эту реальность, уже этот фестиваль проходит не только в Америке, но и в России, уже понятно, целое поколение детей выросло и стало таким поклонником на всю жизнь вот этой вот индустрии. Что это меняет в сознании? Получается, что мы наших детей готовим к какой-то другой будущей жизни, что ли, воспитывая их на другой культуре?

Елена Смирнова: Ну вы знаете, будущая жизнь никому из нас не известна, к чему мы готовим…

Анастасия Сорокина: Ну или, может быть, все нормально, мы не должны отставать, почему наши дети должны играть в другие какие-то игрушки?

Елена Смирнова: Существует определенная мода, определенные какие-то тренды, которые проникают и в детскую культуру, и мы ее запретить не можем сейчас, они все равно это будут смотреть через какие-то другие каналы.

Анастасия Сорокина: Ну вот, например, в Китае суперпопулярная игрушка – это Чебурашка, а у нас в России…

Александр Денисов: В Японии тоже.

Анастасия Сорокина: В Японии тоже, а в России про нее забыли. Может быть, мы просто, скажем так, не напоминаем о том, что у нас есть свои герои, свои персонажи?

Елена Смирнова: Может быть, действительно, надо популяризировать больше наших этих самых персонажей, но делать это как-то с умом, не навязывая.

Анастасия Сорокина: А кого бы вы посоветовали популяризировать, каких героев, для того чтобы дети правильно развивались?

Елена Смирнова: Ну я не знаю, героев сказок, может быть, наших. Вот сейчас у нас «Маша и Медведь» очень популярна…

Анастасия Сорокина: Вы, кстати, как относитесь к этому персонажу?

Елена Смирнова: Ну тоже сомнительный фильм, там очень разные серии есть, есть серии хорошие, такие веселые действительно, доступные детям, а есть те, которые не совсем для детей. Тот вот юмор, который несет Маша, не совсем для дошкольников. Тут проблема в том, что персонаж вроде бы как совсем детский, для маленьких детей, а Маша эта не всегда бывает, так сказать, положительным героем, очень часто ее агрессивные такие действия, ее такой подчеркнутый эгоцентризм не может быть идеалом для маленьких детей.

Анастасия Сорокина: А родители должны фильтровать, что их ребенок смотрит?

Елена Смирнова: Ну в принципе да, хотя родителям это очень трудно, им гораздо проще включить, посадить, и ребенок уже сам будет это смотреть.

Анастасия Сорокина: Давайте примем звонок от зрителя, из Московской области дозвонился Геннадий. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Добрый день.

Зритель: Я хотел бы прокомментировать данное событие, происходящее на экране. Понимаете, полчаса назад на другом канале я видел репортаж из нью-йоркского метро, и наша ведущая говорит: «Вот, они сидят, читают книги». В нашем метро играют в телефоны. То есть та проблема, которую вы сегодня обсуждаете, она начинается с взрослых. В школе перестали преподавать литературу, никто не знает, кто такой Пушкин. Поэтому, если мы хотим, чтобы наше общество развивалось, нужно учить, изучать культуру…

Анастасия Сорокина: Проблемы со связью, Геннадий.

Зритель: …об этом можно знать…

Александр Денисов: Геннадий, вопрос такой: а вот эти герои детские, вот эти все персонажи голливудские, как вы считаете, в этом есть какое-то негативное влияние на детей, что вот они вытеснили наших персонажей, захватили, можно сказать, наших детей, что вот такие фестивали проходят? Или ничего страшного, ну культура и культура, кто-то воспринял, кто-то нет?

Зритель: Нет, это ужасно. Дело все в том, что никто не помнит, кто такой Мальчиш-Плохиш, и никто не знает, кто такой Мальчиш-Кибальчиш, понимаете? Если мы хотим двигаться вперед, мы должны иметь перед собой героев положительных, своих, а не их чудных, которые морочат всем голову, особенно детям.

Александр Денисов: Почему мы проигрываем это соревнование героев? Почему голливудские захватили все полки в магазинах, а наших по пальцам можно пересчитать? Настя вот Чебурашку вспомнила, а что еще можно найти у нас в детских магазинах, кроме Чебурашки?

Зритель: Я могу сказать, что у меня дети выросли на игрушках, которые выпускались в Советском Союзе, и…

Анастасия Сорокина: Геннадий, простите, очень плохая связь, не слышно совсем.

Вот действительно, игрушки, в которые играли поколения, сейчас одним из таких информационных событий в мире игрушек стала информация о том, что гендерность стала под большим таким, пристальным вниманием общественности, что теперь должна быть свобода и что дети с вот такого возраста должны принимать решение, мальчики они или девочки, вот Запад за это очень борется. И компания, производящая куклы «Barbie», решила, что она и игрушек будет производить таких.

Вот это разделение… Да, хорошо, там есть персонажи из мультфильмов, сериалов, но вот такие игрушки, в которых по идее должны быть учтены, должны быть узнаваемыми, как мы играли в детстве, мама, дети, папа, семья, какие-то вот такие ролевые игры, действительно должно быть вот такое разделение по половому признаку?

Елена Смирнова: Ну оно сейчас есть. Если мы войдем в игрушечный магазин, то мы увидим, что с одной стороны всякие розовые такие барышни в прекрасных платьях, а с другой стороны какие-то черные, серые танки или люди без лиц для мальчиков.

Анастасия Сорокина: Ну вот сейчас как раз борются, чтобы этого не было, чтобы все пространство, чтобы и девочки, и мальчики играли в одни игрушки.

Елена Смирнова: Ну в принципе это правильно. Это, конечно, зависит от возраста, и до 3–4 лет эта гендерная такая противоположность совершенно не нужна. Ребенок осознает себя прежде всего как человек, а у нас родители уже, если это мальчик, то ему не нужны куклы, а если девочка, то ей не нужны машинки. Это совершенно неправильно. Прежде всего надо какие-то общечеловеческие и качества, и сюжеты пропагандировать, а после 5 лет уже начинается у детей какое-то предпочтение к своему полу или к противоположному полу, то есть какое-то гендерное разделение происходит естественно, но это немножко попозже, и фиксировать на этом особенно не нужно. А куклы должны быть и мужского, и женского пола, вот это очень важно, потому что как-то считается…

Анастасия Сорокина: И у мальчика, и у девочки?

Елена Смирнова: …что мальчикам не нужны куклы, что мальчикам нужны какие-то танки, машины, оружие и прочее. Это неправильно, мальчики тоже должны играть в семью, им нужны соответствующие куклы, но куклы его пола. А вот кукол мальчику у нас остро не хватает на рынке, таких вот спокойных, не киборгов…

Александр Денисов: Мы видели вот этих «мальчиков» только что.

Елена Смирнова: Да-да, не таких ужасных, а просто лиц мужского пола.

Александр Денисов: Но вы же сказали, что ничего страшного, что они никаким отрицательным смыслом это не нагружают, играют, как в обычные игрушки. Ну да, рожа страшна у него, ну и…

Елена Смирнова: Ну вот это очень трудно сказать, как эта рожа отразится на его дальнейшей жизни, понимаете? Это запрограммировать нельзя, предсказать нельзя. Понятно, что нужны отрицательные персонажи в игре, всякие там Кощеи, всякие злодеи нужны для развития сюжета игрового. Но беда-то в том, что эти вот персонажи вроде не наделяются отрицательным смыслом, а для какого-то морального развития ребенку необходима противоположность положительных и отрицательных характеров и в фильмах, и в играх. А они такие размытые, вроде бы как они привлекательны, но они и страшные; они вроде как агрессивные, но они хорошие.

И вот эта вот размытость, отсутствие каких-то моральных эталонов – это как раз вещь для дошкольников ненужная. Я говорю про дошкольников, потому что именно они активные агенты этой самой игры, хотя все меньше, и на самом деле главная проблема в том, что игра, вот эта сюжетная, ролевая игра уходит из жизни наших детей.

Александр Денисов: Уходит?

Елена Смирнова: Уходит! Сейчас дети все меньше играют. У них нет ни времени, ни желания, ни подходящего материала для игры. И вот это драматично.

Александр Денисов: На что же уходит время?

Елена Смирнова: Ну в детских садах это сплошное обучение начиная с 3-х лет, у них на игру остается полчаса в день. А дома у них эти компьютеры, про которые говорилось, тоже уже с года, с двух лет они сидят перед экраном. Они уже не хотят играть, очень многим игрушки не нужны, и гуляние не нужно, и прогулки, и сверстники, потому что вот этот вот экран притягивает их все больше.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок из Краснодарского края, дозвонилась Елена. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Добрый день.

Зритель: Я хотела бы поддержать наших российских игрушек, наших российских героев. Даже вот о том Чебурашке, которого вы вспомнили… Вот хочется сказать, что очень обидно, потому что был, я не знаю как, отменили это или нет, но было такое сообщение по телевизору о том, что мультик про крокодила Гену запретили из-за того, что Гена у нас курит. И, простите, тот же самый мультфильм про…

Александр Денисов: Волк тоже курит, по-моему, у нас все курят.

Анастасия Сорокина: «Ну, погоди!», да.

Зритель: Да, и Волк курит. И на самом деле те мультики, на которых мы выросли, которые нам очень нравились и которые воспитывали в нас хорошее, отрицательное, посмотри, вот Волк плохой, ты на него не равняйся, ты равняйся на Зайца. Или ты посмотри, как крокодил Гена вместе с Чебурашкой активно участвуют в жизни пионеров, и так далее, и тому подобное. Мы на этом выросли, нас этому воспитывали, что мы должны помогать, мы должны смотреть на старшее поколение, помогать… Скажем так, у нас менталитет был совсем другой.

Поэтому вот эти герои, которые зарубежные… Да, наши дети смотрят их много, потому что по всем каналам один-два мультика покажут российские, все остальные идут не пойми что, не пойми как нарисовано и не пойми о чем вообще эти мультфильмы. Иногда смотришь, даже вот я, взрослый человек, я смотрю и иногда не могу понять, в чем смысл этого мультфильма.

Александр Денисов: Елена, а у вас внуки есть?

Зритель: Внуков у меня трое.

Александр Денисов: Трое. А вы с ними смотрите телевизор? Может быть, говорите: «Ну давай не будем этот мультфильм смотреть, тут что-то больно много дерутся, давай посмотрим русский?» Пытаетесь им как-то вкусы прививать или нет, ну смотрят и смотрят что хотят?

Зритель: Нет, мы стараемся… Смотрим и диснеевские мультики, но в основном те мультфильмы, которые хорошие, скажем, ту же самую «Русалочку», ну вот «Золушку», детвора подсказывает… Но очень большой объем русских мультфильмов мы скачали с Интернета и смотрим просто по компьютеру.

Анастасия Сорокина: А «русских» – вы имеете в виду советских или современных русских мультфильмов?

Зритель: Советские, современные. То есть идет отбор именно тех мультфильмов, которые на самом деле хорошие, развивающие, которые прививают положительные эмоции у детей.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Вот если говорить про хорошие, полезные, иногда сталкиваешься с вопросом, не понимаешь, действительно это полезно или не полезно, хорошо или плохо.

Елена Смирнова: Ну вот как раз мы этим и занимаемся, наш центр занимается психологической экспертизой и игрушек, и мультфильмов, кстати. И те, которые хорошие игрушки… А их, кстати, очень мало, если прийти в сетевой магазин типа «Детского мира» или «Мир детства», то там ну от силы 20% игрушек, которые пригодны для игры.

Анастасия Сорокина: А где узнать про то, что вот это полезно, а вот это нет? В магазинах же так много всего.

Елена Смирнова: Так вот я и говорю, это достаточно серьезная работа, которую мы делаем. И мы, значит, тестируем эти игрушки на детях, анализируем, для какого возраста, для какого типа игры эти игрушки нужны. Но производители игрушек не очень заинтересованы в нашей экспертизе, потому что, как правило, результат отрицательный.

Анастасия Сорокина: А кто-нибудь об этом узнает, о вашем результате? Где это можно посмотреть?

Елена Смирнова: Вот нас не очень знают, честно говоря, у нас не очень большой пиар, потому что у нас маленький центр, там человек 6, и те производители, которые приходят, они заведомо как-то ориентированы на детское развитие. Дело в том, что маркетинговые интересы и интересы развития детей очень часто расходятся, и производители заинтересованы произвести то, что яркое, необычное, эпатирует, так сказать, сознание, и это вот эти вот всякие страшные монстры и киборги. А хорошие игрушки, такие спокойные, добрые, они не пользуются популярностью, поэтому их не покупают. И вот это очень серьезная проблема, противоречие между интересами детского развития и маркетинговых интересов производителей.

Александр Денисов: Давайте послушаем Зрительницу, Татьяна из Санкт-Петербурга дозвонилась. Татьяна, добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вот я сама коренная ленинградка, моя мама блокадница была. Я хочу сказать, что раньше дети у нас… У меня трое внуков, правнучка уже пошла в школу. Понимаете, они у меня воспитывались на советских мультиках, на советских, совершенно это… Мне вот «Маша и Медведь» вообще не нравятся сейчас, я даже не знала, что это наше, российское. А вот правнучка уже совершенно по-другому, ей вот уже не нравится то, что сейчас советское, ей вот давайте вот это, «Маша и Медведь», вот это все ей нравится больше как-то. Они какие-то… Она агрессивная у меня стала.

Понимаете, вот это учит агрессии, наоборот, нехорошему учат вот эти зарубежные, вообще вот эти… Я против вот этого, честно говоря, вот против. Вот хорошие же наши сказки, хорошие были все, прекрасные, «Ну, погоди!» даже сериал прекрасный – ну почему вот это не показывать детям? Почему не воспитывать на хорошем? А потом говорят, почему они такие у нас злые, слишком возбужденные…

Анастасия Сорокина: Агрессивные, да. Спасибо, Татьяна.

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Ну как раз уже сказали, что нашли недостатки и в курении у советских персонажей…

Елена Смирнова: Ну это абсурд, конечно, так обсуждать персонажа за то, что он курит, считать, что он навязывает курение, – это глупости, конечно.

Анастасия Сорокина: К нам в студии присоединилась Марина Анатольевна Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями. Здравствуйте.

Александр Денисов: Марина Анатольевна, здравствуйте.

Марина Семенова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот мы обсуждаем, что голливудская мифология все, к нам уже прилипла намертво…

Анастасия Сорокина: Супергерои похитили наших детей.

Александр Денисов: Да, похитили наших детей, подвинули наших героев, русских традиционных, Чебурашку и прочее. Как оцениваете эту тенденцию?

Марина Семенова: Ну подвинуть подвинули, но я бы не сказала, что так все плохо. Потому что вот у меня у самой шестеро детей, и я хочу сказать, что не только у меня дети любят иностранные какие-то мультики. У нас тоже есть очень хорошие мультики и про Алешу Поповича, например, про наших русских богатырей, веселые семейные…

Анастасия Сорокина: Но они же тоже по сути взяты с американских вот таких вот персонажей, то есть наделены уже, снимаются под стиль американского кино, вот так можно сказать.

Марина Семенова: Ну знаете, я так думаю, что это не столько под американских персонажей каких-то, сколько… Понятно, что самобытность наших мультфильмов 1970–1980-х гг., 1960-х гг., в 1950-е гг. какие изумительные были, «Аленький цветочек», например. Сейчас, конечно, эта самобытность немножко утеряна. Но с другой стороны, мы же идем в ногу со временем, так развивается весь мир. Это не только американские такие мультики, это и европейские такие же точно мультики, это и японская мультипликация, и так далее, понимаете? Поэтому, наверное, и мы, соответственно, в этом тренде тоже находимся. Хотя мои дети, например, с удовольствием смотрят и советские мультики, всех персонажей знают, поем песенки из мультиков, так что…

Елена Смирнова: Но наша игрушечная и мультипликационная индустрия не выдерживают конкуренции с западной ни по количеству, ни по качеству. У нас очень мало таких авторских, интересных игрушек и мало фильмов для детей. Кстати, вот это про «Трех богатырей» – это не совсем детские фильмы, там много какого-то и офисного юмора, и сюжетов таких вот недетских…

Марина Семенова: Он такой семейный, семейный такой.

Александр Денисов: Тоже экспертизу проводили, да?

Елена Смирнова: Ну да. Они не для дошкольников. Я все про маленьких детей, о маленьких детях забочусь, и вот очень много игрушек и фильмов не для малышей.

Марина Семенова: Но «Ну, погоди!» все-таки, раз мы затронули этот мультик в самом начале, «Ну, погоди!» тоже, скажем, не совсем для маленьких детей мультик.

Елена Смирнова: Не для детей, да, не для маленьких детей.

Марина Семенова: Но с удовольствием мы с раннего возраста смотрели, половину шуток не понимали, но все равно, в общем, было забавно и смешно.

Елена Смирнова: Вот именно, что половину шуток не понимали, то есть фильмов для детей современных очень мало, равно как и игрушек. Ну, конечно, для младенцев есть всякие погремушки традиционные, а вот эти куклы в основном уже для подростков, для барышень. И еще проблема современных игрушек, что многие из них оснащены вот этими чипами, они сами говорят…

Александр Денисов: Говорящие, да.

Елена Смирнова: Да, танцуют, пляшут…

Александр Денисов: Да-да.

Елена Смирнова: И с этими игрушками не надо играть, а надо смотреть на эти их способы и достоинства, только наблюдение, а это не игра. И вот эти игрушки тормозят игру, которой и так очень мало.

Анастасия Сорокина: А до какого возраста дети должны играть в игрушки и придумывать какие-то вот такие роли?

Елена Смирнова: Да сколько угодно! До младшего школьного возраста точно. Но расцвет этой игры – это дошкольный возраст, конечно, это главная деятельность дошкольника, игра, в ней развивается все: и воображение, и саморегуляция, и образное мышление, и общение, все. И к сожалению, эта деятельность уходит катастрофически из жизни наших детей, она подменяется, с одной стороны, обучением целенаправленным, а с другой стороны, вот этими автоматическими игрушками и компьютерными технологиями.

Анастасия Сорокина: Примем звонок, из Омской области до нас дозвонился Юрий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Юрий, мы вас слушаем.

Зритель: Да. Сейчас вот только ваш гость сказал хорошую вещь, что эти игрушки убивают просто воображение и фантазию. На самом деле это так. У них есть уже готовые сюжеты, у них есть готовые персонажи, у них есть готовая, как сказать, история. Я просто помню свое детство, мне вот этих вот характерных игрушек особо не надо было, просто включаешь фантазию и играешь с чем угодно, вот это уходит. И тут самое главное, пусть оно все будет, естественно, от этого никуда не деться, но главное, что семья должна все это регулировать, это однозначно. То есть если этого нет, соответственно ребенок будет потерян, я так считаю.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Елена Смирнова: Но семье надо помогать, потому что не каждый родитель выберет хорошую игрушку.

Анастасия Сорокина: Вот у Марины хочется спросить, когда шестеро детей, как успевать-то даже просто это все регулировать?

Марина Семенова: Нет, вы знаете как? Я-то основываюсь на опыте как раз наших бабушек и прабабушек, когда куклы, если это девочки, то шились сами, если для мальчиков…

Анастасия Сорокина: Одежда для кукол?

Марина Семенова: Сами куклы, сами куклы шились самостоятельно, соответственно ребенок сам прорисовывает или не прорисовывает черты лица какие-то, соответственно ребенок сам придумывает, во что одевать эту самую куклу. То есть это вот такое вот действо самостоятельное. Если это мальчишки, значит, какие-то пистолеты выстругивают из каких-то палочек, какие-то ножики, они у меня вечно чего-то там делают себе и так далее.

Конечно, я вот полностью согласна с нашим зрителем, потому что я не убираю и игрушки, которые им хочется, идет массированная реклама этих игрушек, мы и их покупаем, но это все дозированно. То есть если ты предлагаешь ребенку альтернативу какую-то, он с удовольствием в это включается. То есть у меня не было такого случая, чтобы ребенок сказал: «Ой, нет, я не буду с тобой сидеть шить эту игрушку, с папой я не буду выстругивать себе какой-то пистолет», – пока ребенок маленький, такого просто нет. Ему все интересно, он всем интересуется, и соответственно он включается в эту игру.

А так как у меня детей много, то у меня такие мини-команды свои, поэтому им-то еще удобнее: выпустил на улицу, там уже и казаки-разбойники пошли, там и дочки-матери, все игры нашего двора, нашей юности у меня вот, пожалуйста, играют с удовольствием огромным.

Елена Смирнова: Ну это счастье, если есть двор и если детей можно выпустить самостоятельно играть во двор. Сейчас это редкость большая в городских условиях, дети в основном в домашних условиях растут.

Марина Семенова: Согласна, но…

Елена Смирнова: И выпустить одного ребенка до 14 лет…

Марина Семенова: Ну они у меня дома шалаши строят, ну то есть то, что делали опять же мы в своем детстве.

Елена Смирнова: Но не у всех родителей есть возможность шить эти игрушки или…

Анастасия Сорокина: Или силы, потому что многие приходят после работы, еще что-то надо сделать по дому, проще дать что-то посмотреть, дать планшет, не устраивать разборок…

Марина Семенова: Вот, вот это вот правильно, проще дать. Но мы идем не от слова «проще», а от слова «лучше». Поэтому помимо того, что у меня нет ни нянек, ни кухарок, я всем занимаюсь сама, мне помогают и муж, и дети, и я нахожу в себе силы, заставляю иногда даже себя специально сесть и позаниматься с детьми.

Александр Денисов: Вот послушаем зрителя и вернемся к беседе, Константин из Московской области дозвонился. Константин?

Зритель: Не из Московской области, здравствуйте, а из Москвы.

Александр Денисов: Из Москвы, да. Здравствуйте, Константин.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я психолог, я исследователь СМИ. И вот то, что сейчас говорят ваши гости, я совершенно полностью согласен с психологом особенно. Но у меня есть такое, так сказать, дополнение, что ли. Дело в том, что дети сейчас уже воспринимать то, что создано советским дискурсом, не будут.

Александр Денисов: Почему?

Зритель: Они уже другие, поезд ушел. У них другое восприятие, у них другое мироощущение, они уже воспитаны абсолютно на других примерах. Они уже ни Чебурашку, ни крокодила Гену не воспринимают. Они погружены в компьютерную среду, причем компьютерную среду с зарубежными мультфильмами, зарубежными героями. Вы посмотрите, зайдите в «Детский мир», который открылся в Москве на Лубянке, посмотрите, какие там игрушки продаются: зубы острые, оскал такой у всех животных, агрессия везде, тигры какие-то немыслимых совершенно размеров. То есть, понимаете, идет все оттуда. Это не наши игрушки, это все зарубежные игрушки.

Я не хочу сказать, что это какая-то диверсия и так далее, но это везде. Вот эта агрессия, которую правильно заметила ваша гостья, даже в мультфильме «Маша и Медведь». Хороший мультфильм-то в принципе, милый такой, смешной, иногда добрый, но есть серии, где эту Машу, извиняюсь, конечно, по моему чисто обывательскому соображению, иногда мне хочется ее отлупить, вот просто в угол поставить и сказать: «Оставь ты всех зверей в покое, не порть никому жизнь, успокойся». Вообще ее надо как-то приструнить, эту Машу, вот у меня такое как у человека не психолога, не ученого, а просто такое житейское отношение. Но кто-то же делает, не советуются люди со специалистами, не советуются с психологами, как лучше, как безопаснее, как без травм для психики сделать тот или иной мультфильм.

А что касается огромного, огромного пласта советских мультфильмов, советских игр, всего этого, – это все лежит, оно не будет восприниматься, только как архаика. Все дети погружены исключительно в современную зарубежную среду. Поэтому вот у меня такое мнение, что поезд ушел, к сожалению. Мы можем сейчас создать что-то доброе, что-то менее агрессивное, но для этого нужна цель, нужны люди, нужно понимание, глубинное понимание, что мы создаем и для чего создаем.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Константин.

Елена Смирнова: Совершенно верно, надо советоваться со специалистами, то есть надо понимать, что нужно детям, с одной стороны, с другой стороны, что способствует их воспитанию, развитию, развитию их ума, души и всего такого.

Анастасия Сорокина: Ну а вот как вы себе практически это представляете? Вот приходят к вам люди…

Елена Смирнова: Я представляю необходимую связь между производителями детской вот этой продукции и педагогами-психологами.

Анастасия Сорокина: Но ведь, может быть, то, что посоветуют педагоги и психологи, не понравится детям?

Елена Смирнова: А вот это надо совместить, надо понять и вкусы современных детей, и установки вот такие вот педагогические, психологические.

Анастасия Сорокина: Но ведь эта агрессия ведь навязывается тем, что каждый сам за себя в этой жизни, ты сам должен подумать о своей пенсии, о своем будущем, должен выживать. Может быть, это такая, знаете, программа, что нужно быть агрессивным уже с детства?

Елена Смирнова: Совершенно не обязательно это навязывать. Это может быть вполне современный герой, который, я не знаю, спасает, помогает, созидает и так далее. Вполне возможно создание такого персонажа.

Александр Денисов: Нужно драться, пенсия на носу, Настя.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок у нас есть, из Новосибирской области дозвонился Антон. Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Антон.

Зритель: Мне 35 лет, у меня есть дочь, ей 5 лет. И я абсолютно не согласен с вашим экспертом, который говорит о том, что у нас там какие-то прекрасные мультики 1950–1960-х гг. или вот это «Ну, погоди!» и тому подобные мультфильмы, которые были. В данный момент, сейчас у моей дочери очень достаточно мультфильмов, та же самая, как вот говорил предыдущий оратор, «Маша и Медведь», сейчас есть «Смешарики», «Малышарики». Очень много информативных мультиков, которые воспитывают детей тоже в какой-то определенной манере, гораздо лучше, чем это было раньше.

Александр Денисов: «Фиксики», например, такой обучающий мультфильм. «Фиксиков» смотрит у вас?

Зритель: Да-да, «Фиксики» – это обязательно, было такое. Вот сейчас ей 5 лет, до этого были разные мультфильмы, в том числе были такие мультфильмы, как, например, «Холодное сердце» и тому подобное, тоже красивые мультфильмы сегодняшние, это тоже такой своего рода «Аленький цветочек», но только «Аленький цветочек» 1950-х гг. был очень страшным мультфильмом, даже мне в свое время было страшно его смотреть из-за этого чудовища.

Марина Семенова: Мне нравился.

Зритель: Насчет игрушек я бы хотел сказать, что это лучше, когда сейчас есть очень много вариантов игрушек, потому что когда в мое детство это были палки, рогатки и тому подобные всякие разные самодельные какие-то штуки, ну это не придало мне никакой, знаете, креативности и тому подобных вещей, я как был, не знаю… Ничего не изменилось в моем сознании, я бы так хотел сказать. Поэтому это лучше, когда сейчас этих игрушек достаточно. И если у ребенка… есть склонность к агрессии или у этого ребенка такое воспитание, то он и будет агрессивным. Это все зависит от среды, где воспитывается ребенок. Вот я что хотел сказать.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Антон.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Семенова: Ну все должно быть в меру и все должно быть дозировано. У ребенка должен быть, как я уже говорила, выбор и в мультиках, и соответственно у родителей тоже, и в игрушках. То есть необходимо, чтобы ребенок и свою фантазию развивал, но и игрушки, которые в принципе, я говорю, диктует наше время сейчас, ну никуда правда без этого, тоже должны быть.

Александр Денисов: А вам не кажется, что мы обсуждаем эту проблему, потому что сама ситуация поменялась? Раньше игрушки создавали художники, сидели, придумывали те же самые мультфильмы, сценарии…

Анастасия Сорокина: Те же картинки к сказкам фантастические.

Александр Денисов: Да, это шло от творчества. Сейчас же за мультфильмами стоят бизнес-корпорации, у которых есть эти монстры и так далее, их нужно продать…

Марина Семенова: Да.

Елена Смирнова: Да.

Александр Денисов: В рекламном блоке выставить всех этих товарищей и в мультфильмы, чтобы все это динамично крутилось, чтобы они дрались. Поменялась концепция сама детского творчества.

Елена Смирнова: Поменялась концепция, и она поменяла людей, тут какой-то замкнутый круг, непонятно, что первично, что вторично. Но современным детям нужен высокий темп, нужны какие-то такие ужасы, приключения и так далее, и им скучно смотреть вот эти старые советские мультики.

Александр Денисов: О чем и говорил Зритель, они медленные.

Анастасия Сорокина: А вот эта вот скорость картинки, вот это все – говорят, что это все, например, раздражающе действует на психику, что не успевают…

Елена Смирнова: Раздражающе, да. И, собственно, когда фильм быстрый, то не надо задумываться и не надо его как-то анализировать, он сам привлекает внимание, вот эта скорость. И поэтому как-то дети уже привыкли к этой самой скорости. И к игрушкам тоже. Одна из бед современных игрушек – их изобилие, их избыток. Мы попытались посчитать, сколько примерно игрушек находится в комнате современного ребенка городского, – так вот это число около 500. И когда такое море игрушек, ребенок тонет в них, он не может их как-то выделять, запомнить, и у него нет связи, такой личной связи с какими-то любимыми игрушками.

Александр Денисов: То есть не бояться нужно отказывать ребенку, говорить: «Нет, мы не будем, у нас уже 200 есть»?

Елена Смирнова: Конечно, не нужно! Игрушек должно быть ограниченное количество, они должны быть как-то любимыми, нужными, востребованными. А когда они на полу лежат сплошным фоном, они как-то теряют свою ценность абсолютно.

Александр Денисов: У вас сколько сотен игрушек?

Марина Семенова: Ну у меня гораздо меньше, чем 500. Как я уже говорила, я-то со своими детьми разговариваю, то есть мы игрушки покупаем, скажем так, как в подарок, поэтому для детей игрушка все-таки ценность некая. То есть мы не просто там пошли в магазин, купили продуктов, «а я хочу вот это», а я беру и покупаю.

Александр Денисов: Они сейчас как раз висят рядом с продуктами, как правило, возле кассы.

Марина Семенова: Да, конечно. То есть я прямо с двух, наверное, даже с полутора-двух лет с ребенком разговариваю: сначала я ему просто говорю, что денег нет, мы покупаем продукты, а потом я уже говорю о том, что давай вот Дедушке Морозу напишем письмо, и Дедушка Мороз уж наверняка нам подарочек такой принесет. И дети уже ждут эту игрушку, они уже думают, что написать Дедушке Морозу, а то ведь Дедушка Мороз не может все принести, они начинают уже сами опять же выбирать из того вот огромного сегмента, который есть, они сами выбирают, что им правда, на самом деле необходимо.

Александр Денисов: Вот, пожалуй, главный вопрос для меня. Вот Карен Георгиевич Шахназаров, наш прекрасный режиссер, сказал: «Я всегда помню, что моя профессия – это как профессия врача». Вот создатели этих мультфильмов, игрушек осознают свою ответственность за детство?

Елена Смирнова: Думаю, нет.

Александр Денисов: Почему?

Елена Смирнова: Потому что их главная задача, чтобы купили, чтобы смотрели, чтобы продать, и это главное. А какой это будет иметь эффект, как это влияет на развитие, это как-то вытесняется.

Александр Денисов: Вот судя по тем мультфильмам, которые на тех же каналах доступных детских, не на платных, идут, у вас возникает чувство, что они думают о своей аудитории?

Марина Семенова: Ну мы же об этом говорили, что это корпорации, которые выпускают… Мультик – это вторично.

Александр Денисов: Вторично.

Марина Семенова: Прежде всего необходимо… Мультик делают под какую-то идею: футбол, одежда, игрушки, все идет…

Елена Смирнова: Бренды такие возникают.

Марина Семенова: Бренд идет конкретно, то есть мультик вторичен.

Александр Денисов: То есть они думают о нашем кошельке?

Марина Семенова: Поэтому последнее, о чем думают те, кто выпускают эти мультики, – это о том, как и на чем будут расти наши дети.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим слово еще одному дозвонившемуся мужчине, у нас из Ульяновской области дозвонился Роман. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я не из Ульяновской области, из Ульяновска непосредственно. Я отец четверых детей, два мальчика, две девочки. Старшая уже совсем большая, 21 год. И вот одна интересная история из ее уст прозвучала несколько лет назад, потому что тема передачи «Супергерои похитили детей», вот как интересно.

Одна из ее одноклассниц уехала в Америку заканчивать 11-й класс, ну то есть по обмену, была такая программа. И вот ее рассказ по поводу того, что когда она пришла 1 сентября, села за парту в каком-то колледже, я даже не знаю название. Она была удивлена, что вообще-то уже 11-й класс, детям уже 17–18 лет, у них это уже колледж, например, – смотрит, парни за соседним столом что-то шушукаются, сидят под партой, а детям уже вообще-то по 17–18 лет. Парни все красивые, у них же там все время американский футбол, баскетбол, все мускулистые такие, белозубые. Присмотрелась внимательно – они комиксы листают, 17–18 лет людям. Она была до такой степени в шоке… Вот действительно тема передачи «Супергерои похитили детей».

Александр Денисов: Роман, вы знаете, у них комиксы листают и вообще здоровые лбы, и взрослые, у них это культура.

Зритель: Нет-нет, это я понимаю.

Просто у нас, опять же по своим детям сужу, у нас это не приживается. Вот дети, сейчас у меня, например, 3, 7, 11 лет, старшей уже 21, сейчас вот 7- и 11-летние как-то немножко интересуются этим, но все равно они переболевают, моя старшая дочь так же что-то там смотрела, увлекалась, но как-то сейчас пофигизмом страдает: «А, что там, «Hulk» новый фильм? А, да как-то пофигу», – то есть ей эти комиксы неинтересны. Это хорошо. Просто вот именно та история, что, мол, ребятишки сидят и под партой: «А что у тебя там, Superman? О, как круто», – она была просто в шоке. Боже мой, а что дальше?

И поэтому когда кто-то из генералов сказал, в чем особенность нашего солдата от американского: если американский солдат в 35 лет сидит в…, ему по возрасту 35, и все, в общем, ему полный капец, помощь не придет, патроны закончились, а мысль-то какая? – «неужели Captain America не придет на помощь?» Вот в чем проблема.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо вам, Роман, за звонок.

Давайте еще выслушаем сразу звонок из Ивановской области, Геннадий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Смотрите, какое дело. Я не ограничиваю ребенка ни в планшете, ни в этих «Пиратах», ни в супергероях. Дело все в том, что, если я заберу у ребенка планшет, он не будет нормально общаться со своими сверстниками. Они разговаривают о «Minecraft», они разговаривают о «Щенячьих патрулях», обо всем об этом. Если у ребенка планшет отобрать вообще, он, получается, в среде своих мальчишек (в школе, в садике) получается изгой. Если не работать с массой детей сразу, одновременно, со всеми вместе, это все бесполезно.

Что хочу сказать отдельно, вот внутри, в моей семье как это строится? Ребенку моему 4,5 года. Мы играем страшными пиратами космическими, киборгами всякими ужасными, но при этом мы строим города, спасаем принцесс, летаем на вертолетах, учимся писать, читать… Он у меня сам в 4,5 года свободно может устно досчитать до тысячи.

Александр Денисов: В 4,5 года?

Зритель: Да. При этом мы играем всеми этими ужастиками без каких-либо проблем. Они абсолютно могут быть добрыми, злыми, всякими, нужно просто заниматься с ребенком, не бросать его: пришел с работы, дал ему планшет, ушел. Такого у нас не будет. Мы поиграли вместе, в… посидели-поиграли, поиграли вместе в «Щенячий патруль», там спасли кого-то где-то как-то. Добро должно быть, и нельзя ребенка из этого мира вырывать: «Вот это тебе нельзя, вот эти игрушки страшные, это неправильно, это не автомат, не смотри на него, стрелять из него нельзя, это оружие, это опасно», – так нельзя. Он будет чувствовать себя изгоем, он вырастет неполноценный.

Александр Денисов: Спасибо большое, Геннадий.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Интересное мнение.

Елена Смирнова: Да, и соответственно…

Марина Семенова: Вот все в семье.

Александр Денисов: Смотрите, добро и зло ведь тоже различают, как вы рассказывали.

Елена Смирнова: Абсолютно, и сама игрушка не определяет сюжет игры, и с этим самым киборгом можно его сделать больным, несчастным, которому надо помогать, и наоборот…

Александр Денисов: «Смотрите, какой он страшный, давайте его спасем».

Елена Смирнова: Да. То есть характер и сюжет идут от играющего, а не от игрушки. А что касается планшетов, то тут очень много зависит от возраста ребенка. И когда сейчас эти планшеты дают уже, я не знаю, в 6–7 месяцев, и дети уже не хотят и не умеют делать ничего руками, а только смотрят и двигают пальчиками, – это, безусловно, тормозит развитие и интеллекта, и движения, и общения, и всего на свете. Уже, конечно, ближе к 7 годам, к школьному возрасту без этого нельзя, и опять же надо выбирать тот контент, который мы даем на телефоне, и количество времени, которое дети с этим занимаются. Сейчас же у многих уже к 5–6 годам формируется просто зависимость от этого, вот что опасно, когда этот планшет вытесняет и живое общение, и книгу, и игру, и все на свете. И это плохо.

Александр Денисов: Вы на сколько даете планшет?

Марина Семенова: Я, правда, дозированно даю. Но я вам так скажу, я сама была читающим ребенком, у меня дети читающие. То есть вот смысл не в том, что я ограничиваю или не ограничиваю, если у меня дети любят читать, они очень любят бумажные книги. Мы ездим на книжные ярмарки, покупаем, это прямо праздник для них, удовольствие такое, в качестве подарка в том числе, например, мы это можем сделать. Дети набирают себе книги, потом с удовольствием читают. То есть в принципе все зависит, как правильно сказали, несколько раз повторяли наши зрители, все зависит от семьи, все оттуда идет. То есть если вы не занимаетесь своим ребенком, значит, вашим ребенком займется кто-то другой.

Анастасия Сорокина: И похитят.

Александр Денисов: Производители страшных игрушек, да. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в студии были гости замечательные: Марина Анатольевна Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями, и Елена Олеговна Смирнова, руководитель Московского государственного центра психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек Московского городского психолого-педагогического университета. Спасибо, что были с нами. Передает телеканал «ОТР»

Выбор редактора:

Просмотров: 428
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter

Читайте также

Приглашают к сотрудничеству:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image
Перейти: Каталог брендов

Обзор новинок

News image13/12 | ООО Смарт
«Смарт» представляет в России всемирноизвестную игру LYNX
News image11/12 | ООО Смарт
Новинка от «Смарт» — коллекция наклеек и карточек Panini с героями «Холодного сердца 2»
News image28/11 | Полесье
Новинка от фабрики «Полесье» — игрушечный самолёт-истребитель «Шторм»
News image26/11 | ООО Бейби-Трейд
Новинки ЭКО-товаров для детей в линейке бренда ZerO-99
News image21/11 | ООО Рубиком
ТМ Maman представляет цифровую видеоняню Maman VB606 с монитором в виде смарт-часов
News image12/11 | ООО ДЕСЯТОЕ КОРОЛЕВСТВО
«Десятое королевство» расширило ассортимент досок для выжигания
News image29/10 | ООО Бум Бэби
Boom Baby представляет линейку матрасов NewBaby
News image29/10 | Сонный Гномик
«Сонный гномик» дополнил линейку инновационных больших меховых конвертов моделью Орион Макси
News image28/10 | ООО Смарт
«Смарт» представляет новинку — настольную игру Монополия «КХЛ» сезон 2019-2020
RSS|рассылка на e-mail|разместить
Перейти: Новинки
  • Новые комментарии
  • Популярные
Все права защищены и охраняются законом
© 2009 - 2019 RDT-INFO.RU - Кто есть кто на рынке детских товаров
Интервью с представителями рынка детских товаров, статьи о компаниях, фотографии лиц и персон, справочник в формате кто есть кто.

Рейтинг@Mail.ru