Вадим Мещеряков,«Лавочка детских книг»: «Чтобы «Лавочки» стали доходными, пришлось поменять тактику»

Печать
05-09-2013 09:41 | RDT-INFO.RU
Соучредитель «Лавочки детских книг», издатель Вадим Мещеряков опроверг информацию о том, что сеть этих магазинов будет продана в связи с убыточностью. Уже с августа «Лавочки» изменили свой формат. Какой стала сеть этих магазинов, а также, почему издавать и продавать детские книги невыгодно, мы поговорили с учредителем и главным редактором «Издательского Дома Мещерякова» Вадимом Мещеряковым. Беседовала Татьяна Буцкая, главный редактор журнала «Роды.ru», эксклюзивно для RDT-info.ru.
Вадим Мещеряков,
учредитель и главный редактор "Издательского дома Мещерякова"

Готовая матрица

В последние 20 лет на книжном рынке имели монополию 2-3-4 крупных издательства. Они поставляли в магазины 90 % ассортимента, и это привело к тому, что региональные и мелкие центральные магазины перестали думать о содержательной части своих полок.

Сейчас крупное издательство делает за книжный магазин всё — высылает им готовую матрицу с количеством книг и их распределением по жанрам. Исключение составляют центральные книжные магазины в Москве и Питере, они никогда не были завязаны на крупные издательства, они держали свой ассортимент, потому что чувствовали тенденции. Но это столицы! А небольшим магазинам, тем более в регионах, вводить в ассортимент нового поставщика с небольшой номенклатурой — это лишний труд. Магазинам не интересно продавать книги от мелких издательств, ведь магазин — это конкретные люди, конкретные товароведы, которых надо стимулировать, чтобы они тратили время и выискивали новые интересные и качественные книги, а этого никто не делает.

Более того, сейчас в магазинах полно книг не очень хорошего качества: неважный контент или вид. Могут продавать достойного автора, изданного на плохой бумаге (скажем, Барто на газетной бумаге), а на хорошей — переводную беллетристику.

На самом деле хорошее качество печати и хорошее содержание — это сейчас редкость. И поэтому книжные магазины скоро начнут разоряться. Потребности в хламе у людей уже нет, но магазины еще этого не понимают.

Лавочка детских книг

«Лавочка детских книг» — это тот проект, который ярко показывает, что в нашей стране частный бизнес с хорошими детскими книгами существовать не может. За четыре года я сделал всё от меня зависящее: ставил в «Лавочку» лучшие книги лучших издательств, у меня были замечательные продавцы и места для продаж. Но «Лавочки» как были убыточными, так и остаются. Я очень надеюсь, что этот проект не закроется, хотя не исключено. Бесконечно его финансировать я не могу.

Людей в «Лавочки» заходит много (наши магазины находятся на «трафике»), но покупают мало. Чтобы «Лавочки» стали доходными, нам пришлось с августа поменять тактику. Мы ввели в ассортимент то, что пользуется спросом у самой активной нашей аудитории (женщины в возрасте от 20 до 35 лет у которых один-два-три ребенка). Кроме книг и развивающих игр для детей от 0 до 8 лет, у нас появился товар, интересный самим мамам, которые в данном случае выступают не как мамы, а как молодые девушки. Креативные подарки, эмоциональная канцелярка и т.п. В данном случае, я иду в мейнстриме, я уже не хочу идти против него. Иначе продавать хорошую детскую литературу возможности нет.

Мне часто люди пишут в ЖЖ: «Спасибо за «Лавочки», мы пришли, посмотрели и пошли сделали заказ в Лабиринте или на Озоне». По сути дела я — showroom для книжных интернет-магазинов.

Не алчный и не злобный

Меня в интернете, в частности, в моем ЖЖ, часто называют алчным и злобным. Я привык и уже не реагирую на это. Бизнес книжный сейчас, тем более на хорошей литературе, возможности быть супер-богатым человеком не дает. В моём издательстве в лучшем случае 12% дохода по EBITDA, это очень низкая рентабельность! Дело в том, что издательство — один из самых сложноструктурных бизнесов, в нём слишком много составляющих. В моём ИД есть литературная, художественная и техническая редакции, коммерческая служба и полиграфия, бухгалтерия и склад, логистика и ещё много чего.
И когда мне говорят, что цена за книгу в магазине 900 рублей — это страшно дорого и что я очень алчный, то при этом забывают, что магазины в среднем делают наценку в 100-150%, а значит, в цене за книгу моих денег только половина, то есть 450 рублей. Себестоимость этой книги — 250 руб. Из оставшихся двухсот рублей я должен заплатить дизайнерам, редакторам, корректорам, оплатить аренду, склад и т.д. Поэтому всех, кто считает меня алчным, я приглашаю поработать у меня редактором бесплатно, тогда книги будут реально дешевле. Я считаю ненормальным, если люди работают и не получают достойную зарплату. Только дураки работают бесплатно.

Вообще, я считаю, что книга не может быть дорогой или дешевой, книга может быть хорошей или плохой. Я не понимаю, когда пишут в рецензиях, что «книга всем хороша, но я ее не купила, потому что она стоит 400 рублей». Значит — для тебя она всё же не хороша, значит, ты выбираешь гамбургер за 400 рублей и получаешь от этого удовольствие.

Ну, а для тех, кто действительно хотел бы, но не может себе позволить качественную книгу, я сообщаю, что при издательстве у меня есть магазин, где мы проводим различные акции и скидки, где цена на наши книги в три раза меньше, чем в книжном магазине!

Человек читающий

Количество людей, читающих книги, уменьшается. Те, кто раньше покупали все подряд, сейчас книг вообще не покупают. Книги им не нужны никакие — ни хорошие, ни плохие. На место книг пришли айпады и другие электронные игрушки. Потребность в чтении удовлетворяется в социальных сетях: человек в принципе читать что-то должен, чтобы не отупеть совсем, вот он и читает переписку Тёмы Лебедева. Ну и отлично. Почитал, и ему хватает.

Потерянное поколение?

Будут ли наши дети читать — это зависит от семьи. Вот у меня дочке 5 лет, она читает с трех! Да, она смотрит мультики современные, я не запрещаю ей это делать, потому что она ребенок, и мы живем в реалиях XXI века. Сейчас она читает перед сном книжки с рецептами, а утром мне пишет сама, своей рукой, что ей нужно купить для того, чтобы она испекла печенье. Я вообще не считаю, что будет некое противоборство между печатной и электронной книгой. Каждая из них займёт своё место в жизни образованного человека. Я, к сожалению, не могу читать электронные книги, не воспринимаю текст с экрана компьютера. Мне нужен запах, тактильное ощущение.

Читатель Вадим Мещеряков

Я не могу не читать, я каждый день читаю по полтора-два часа. Ночью. Начинаю читать в два часа ночи, засыпаю под утро. Я читаю медленно: в час 40 страниц, что составляет около 2 тысячи страниц в месяц. Это примерно 7 книг, если обычная книга содержит 250-300 страниц.

За свою жизнь не прочитал ни одной бизнес книги. Я практически не читаю non fiction, я читаю только fiction. Люблю художественную литературу, в основном русскую классику XIX века. Американскую литературу читаю, очень люблю, хотя к самой Америке отношусь весьма неоднозначно.

Когда мне совсем плохо, могу читать детективы. Их выбираю не с точки зрения детективного сюжета, это мне все равно, я выбираю детективы, которые сами по себе хорошо написаны. Мне интересны персонаж, атмосфера, язык, изложение.

Донцову и Устинову я не читаю и не издаю.

Почему детские книги?

Детские книги — это основа всего, в частности воспитания любви к чтению. Я считаю, что любой образованный человек обязан много читать. Школа, институт, общение, социум — это здорово, но общение с книгой всегда добавляет тот уровень интеллекта, который необходим стране. Ребенок получает представление о прекрасном, воспитывает вкус, понятие добра и зла, в том числе, и через книги. Уверен, что ребенок, читая книги ИД Мещерякова, уже не вырастет «никаким». Он станет врачом, юристом, учёным, но он точно будет человеком, который задумывается не только о том, что сегодня поесть, с кем сегодня поспать и как сходить в туалет. Когда ребенок начинает задумываться — этот процесс превращает его в Человека.

Хорошая детская книга не должна быть беллетристикой, где просто следуешь за сюжетом, нужно чтобы по ходу повествования задавались вопросы, требующие размышлений. После прочтения такой книги в голове не образуется пустоты.

Исповедь бизнесмена

В моих проектах очень сильная социальная составляющая. Я не боюсь этого громкого слова, действительно — социальная. Я понимаю, что я делаю глупость, но я действительно верю, что эта глупость может привести к улучшению ситуации хоть на какое-то время. Я делаю социально значимый проект для любой страны. В Австрии, Финляндии, Норвегии, Италии существуют программы поддержки чтения и книгоиздания. Там любой такой проект, как «Лавочка детских книг» давно бы был поддержан. Я до Московского правительства пытаюсь достучаться два года. Оно даёт муниципальную аренду под пивные ларьки, ну почему не дать мне аренду под «Лавочки детских книг», в которой каждые выходные целый день проходят бесплатные детские занятия?! Мне отказывали три раза.

За 8 лет работы ИД Мещерякова и 4 года «Лавочки детских книг» мне не стыдно ни за что. Я человек, который сдается в самый последний момент. Любой другой давно бы ушёл из нерентабельного бизнеса. Мне сейчас проще всего обанкротить «Лавочку», но я не хочу этого делать. Потому что мне стыдно перед людьми, которые привыкли ходить в «Лавочку». А для меня понятие стыда — оно не абстрактно. Мне в первую очередь бывает стыдно перед самим собой. Меня так воспитали. Я могу жить с тридцатью миллионами долларов, но я не буду чувствовать себя счастливым, если пойму, что сделал какую-то гадость. Мне легче чувствовать себя человеком, не сделавшим поступок, за который стыдно, но жить в бедности. Я не боюсь этого. /RDT-info.ru



Читайте по теме:
Просмотров: 4835
 
mailru-share
Запомнить эту страницу на Twitter